Архив метки: 40-27

Тафсир ас-Саади, сура Гафир, аят 27

Гафир

(27) Муса [Моисей] сказал: «Воистину, я прибег к защите моего Господа и вашего Господа от всякого превознесшегося гордеца, не верующего в День расчета».

В ответ на эту ужасную речь, которая была результатом беззакония и деспотизма Фараона, а также проявлением его веры в собственное могущество и величие, Муса обратился за помощью к Аллаху и сказал: «Я прошу моего Всемогущего Господа защитить меня от грешников, которые из-за своего высокомерия и неверия в день расплаты осмеливаются творить зло и сеять смуту на земле». Опираясь на каноны Священного Писания, об одном из которых мы упомянули ранее, можно догадаться, что речь идет не только о египетском Фараоне, но и обо всех остальных беззаконниках. Всевышний смилостивился над Мусой и защитил его от надменных грешников, которые не веровали в день расплаты. По воле Аллаха обстоятельства и люди защищали славного пророка от злых происков Фараона и его свиты.

Одним из таких людей был родственник Фараона, который уверовал в Единого Аллаха и всеми силами защищал Мусу. Он был членом царской семьи, и поэтому египетская знать прислушивалась к его мнению. Он делал вид, что солидарен с окружением Фараона, и тщательно скрывал от них свою веру. Если бы он открыто заявил о своей неприязни к многобожию, в котором погрязли египтяне, то никто не стал бы прислушиваться к его словам, и он не смог бы защитить своего пророка. Похожей заботой Всевышний Аллах окружил Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, которого опекал его дядя Абу Талиб. Он исповедовал религию курейшитов, пользовался уважением среди язычников и не позволял врагам посланника Аллаха причинить ему вред. Если бы Абу Талиб принял ислам, то не смог бы опекать своего племянника.